Apr. 4th, 2017

valerius_messala: (трубочник)
Под искрящейся лещадкой
Черная вода лежит.
У реки возок с лошадкой —
Кто там, цыган или жид?

Кто там, попик или барин,
Петушок или бекас,
Астраханский ли татарин,
Чигиринский ли черкас?

Кто там, ворон или мельник,
Или древний, глупый цверг?
Что там — черный понедельник
Или каменный четверг?

Почему с тоской нещадной
Он глядит из-под руки
На серебряный и чадный
Черный свет из-под реки? 

Отчего уже не режет
Этот свет, и стар и нов,
Отчего не слышен скрежет,
Стук и скрежет жерновов?

Остановлены страданья,
Остановлена вода.
До свиданья, до свиданья, 
До свиданья навсегда.

12.III. 2010
valerius_messala: (трубочник)
О, сад моих друзей, где я торчу с трещоткой
и для отвода глаз свищу по сторонам,
посеребрим кишки крутой крещенской водкой,
да здравствует нутро, мерцающее нам!

Ведь наши имена не множимы, но кратны
распахнутой земле, чей треугольный ум,
чья лисья хитреца потребуют обратно
безмолвие и шум, безмолвие и шум.
valerius_messala: (трубочник)
Ничему не нужен навсегда,
но на время годен человек.
Он не дом, но временный ночлег,
место встреч румянца и стыда,

голода с едой, тоски с Москвой,
или с ты ночным, ночной, дневной,
или просто с оборотом век
эту ты рисующим точь в точь.

Он синоним точный слова тут,
места, где бывают, не живут.

Кто зайдет на время, кто на ночь,
все, однако, по своим делам,
не по нашим. И уходят прочь
по небесным и земным углам

видимых-невидимых квартир...
Так что если говорить про вид,
он у нас всегда необжитой.
Ты похоже всех пересидит,

как в метро уснувший пассажир.

Но ему когда-нибудь домой.
valerius_messala: (трубочник)
ЗАИКА

Угрюмой ночи на краю
Усни, заика.
В тебе укор небытию,
Его улика:

Твоих согласных толчея,
Порывы, вдохи
Безвыходной, как "я твоя",
Верны эпохе.

На черной глади площадей -
Раскат музыки.
Пятнадцать белых лебедей
В руках заики.

Как кошку, выстудило речь,
Но важный лепет
Возникнет, выучится течь,
Потом окрепнет,

Заполнит пропуски, потом
Расставит вехи;
Иона, выблеван китом,
Подымет веки.

(Так входят в комнату, а там
Пирует нечисть;
Так воздух пробует
Себя из кадра вычесть.)

Пока, разматывая нить,
Клокочут бронхи -
Чтобы стежком соединить
Края воронки.
valerius_messala: (трубочник)
БАЛЛАДА

Стасу Савицкому

1. Зеленым огнем полыхает куст,
    Ажурен и влажен лист,
    А леди Мэри покоя нет
    Четвертую кряду ночь.

2. Четвертую Божию ночь, едва
    Сойдутся стрелки часов -
    Сэр Джон взбирается под окно
    По лесенке приставной.

3. Кухарки в сон, белошвейки в сон,
    Сэр Джон в безнадежный сплин.
    "Пойдем со мной, - умоляет он, -
    В кустах стоит цеппелин,

4. В полях немотствует всякий зверь,
    Звезда коротает ночь
    За влажным облаком, и никто
    Не сможет выследить нас.

5. От лисьих нор, от паучьих гнезд,
    От вересковых пустот
    Мы выправим курс на юго-восток,
    Чтобы услышать, как

6. Перекликаются корабли,
    Идущие к маякам,
    А с берега ведьмы морочат их,
    И море дрожит во тьме".

7. Но леди Мэри к таким речам
    Останется холодна.
    "Ступайте прочь", - говорит она.
    "Good night, - говорит она, -

8. Я лорду-маршалу отдана
    И буду ему верна -
    Порукой тому пуританский пыл
    Отца и семи сестер".

9. "Ну что ж, раз так", - говорит сэр Джон.
    "Я пас", - говорит сэр Джон
    И в мыльную лавку идет, едва
    Петух выкликает день,

10. И ровно в девять разносчик Том
      С газетным листом в руке
      Заглянет в окно - а сэр Джон давно
      Болтается на крюке.

11. Но ночью снова удар в стекло
      И голос: "Пойдем со мной,
      Там нету смерти, священник врет,
      Там холодно и светло,

12. Шары, гирлянды и мишура,
      Как будто под Рождество
      На елке - и, истинно говорю,
      Мы нынче же будем там!

13. Клубится пыль, утихает боль,
      Качается колыбель
      В густой ночи между двух огней -
      Звезды и свечи твоей

14. (Смотри "Speak, Memory"). Это - срок
      Приходит ступить на твердь,
      Одной ногой оттолкнув порог,
      Другой попирая смерть".

15. ........................
      .........................
      .........................
      .........................

16. Шершав с изнанки ажурный лист,
      Зеленым пылает куст,
      И черный дрозд затевает свист
      Не хуже, чем Роберт Фрост;

17. Под шорох юбок, под скрип перил,
      Под азбуку каблуков
      Спускаются к завтраку семь сестер,
      Но нету восьмой меж них.

18. "We can't believe", - говорят они,
      И можно держать пари,
      Что плотник сломает замок, но ни-
      Кого не найдет внутри.
valerius_messala: (трубочник)
У МЕТРО

– Посмотри, не мелькнуло ли да
в как всегда опоздавших глазах?
– Нет, там карий закат, иногда
          светло-карий же страх.

– Дай пройти ее тихим слезам,
фразам, паузам, пережидай,
как не тех, поднимавшихся там,
          пропускал, пропускай.

– Но пока оно не раздалось
и пока я не встретился с ним,
от не тех, от молчанья, от слез
          разве я отличим?

– Оттого-то с нее не своди,
словно с лестницы, пристальных глаз:
не блеснет ли оно посреди
          снизу хлынувших нас?

– Ты как будто имеешь в виду,
что и клятва клянется придти
в сердце пообещавшей приду
          около девяти.

– Для меня и для медлящих клятв
нету этого сердца милей:
так прилежнее, жалобней взгляд:
          с ними свидимся с ней.

– Но привыкнув к навеки, к навек,
им и жизнь проволынить не жаль:
мил – не мил, что для них человек,
          вздохи или печаль?

– Ждать и жить – это только предлог
для отвода неведомо чьих,
чтобы ты не спускать с нее мог
          глаз невечных своих.
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:11 am
Powered by Dreamwidth Studios